Home » Политика » Новая фаза миграционного кризиса: Евросоюз на грани развала

Новая фаза миграционного кризиса: Евросоюз на грани развала

На воскресенье, 24 июня, намечен неформальный саммит представителей нескольких стран Евросоюза, посвященный обострившемуся миграционному кризису. Не успев даже начаться, он уже спровоцировал скандал, потому что позвали туда далеко не всех. Венгрия, Польша, Чехия и Словакия, которые наотрез отказываются принимать у себя беженцев, возмутились тем, что этот болезненный вопрос собираются обсуждать без них. Между тем пресловутые мигранты раскололи не только ЕС, но и его главный оплот — Германию: некоторые члены пращей коалиции взбунтовались против политики Меркель.

Новая фаза миграционного кризиса: Евросоюз на грани развала

Ожидается, что в неформальной встрече 24 июня примут участие представители Германии, Франции, Италии, Испании, Австрии, Мальты и Болгарии. При этом для тех, кто активнее всего протестует против миграционной политики Брюсселя, двери саммита закрылись. Это страны «вишеградской четверки» — Венгрия, Польша, Чехия и Словакия. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан решительно осудил подобный «междусобойчик», подчеркнув, что такие вопросы должны решаться всеми 28 странами на общих переговорах ЕС, намеченных на 28-29 июня. А польский глава правительства Матеуш Моравецкий отметил: «Мы не будем участвовать в этой встрече, потому что на ней хотят реанимировать предложение, которое мы уже отвергли», имея в виду миграционные квоты. Не очень-то и хотелось…

«Волна миграционного кризиса в Европе несколько спала по сравнению с прошлым годом, но тем не менее острота проблемы осталась, потому что страны не могут договориться по вопросам квотирования мигрантов, — комментирует «МК» доцент кафедры Интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули. — Венгрию и других членов «вишеградской четверки», скорее всего, не пригласили на встречу, потому что с ними совершенно бесполезно по этому поводу разговаривать, и это очевидно. Это бы вылилось в очередное сотрясание воздуха, стороны обменялись бы обвинениями и ничего хорошего из этого бы не вышло.

Поэтому страны Западной Европы, считающиеся более ответственными, могут попытаться создать более узкое ядро миграционной политики Евросоюза, раз не получилось в полном составе. Вполне возможно, они будут думать, как запустить систему, в которой были бы принципы квотирования в формате «для своих», не подключая к этому тех, кто категорических против.

С другой стороны, встает вопрос, а как быть с несогласными. Вполне может быть, что на этой встрече будут обсуждаться возможные меры воздействия на восточноевропейские страны. Им, например, могут прекратить давать дотации, а они все на них живут. Финансовый рычаг — довольно сильная вещь, и хотя его редко применяют, в ситуации, когда речь идет о принципиальных нарушениях, его могут задействовать».

Тем временем мини-кризис назрел в правительстве Германии. Христианско-социальный союз (ХСС), который выступает в консервативной коалиции с партией Ангелы Меркель ХДС, поднял своеобразный бунт на корабле. Чтобы справиться с наплывом мигрантов в Германию, ХСС предложил наделить немецкую полицию правом не впускать в страну тех, кто уже зарегистрирован как беженец в другом государстве ЕС. Меркель заблокировала инициативу, мотивируя это тем, что решение миграционного вопроса должно быть найдено общими усилиями стран Евросоюза. Министр внутренних дел Хорст Зеерхофер с канцлером не согласился и пригрозил все равно воплотить планы ХСС, пользуясь своими личными полномочиями. Вопрос в итоге завис в воздухе в ожидании саммита ЕС.

«Евросоюз довольно плохо справляется с наплывом мигрантов, — продолжает Александр Тэвдой-Бурмули. — Во-первых, у него не получается воспрепятствовать их нелегальному въезду. Если они высаживаются нелегально на итальянский или греческий берег, путешествуя на лодочке, не скидывать же их обратно в море. А ловить их в море всех не получается. Когда Frontex (агентство ЕС по безопасности внешних границ — «МК») пытался делать кордоны против нелегалов, на него подавали жалобы неправительственные организации за то, что он якобы усиливает страдания беженцев, которые вынуждены менять маршруты и тонут в море. Брюссель пытается наладить кордоны в транзитных странах, но они без особой охоты не это идут.

Во-вторых, ЕС не знает, что делать с мигрантами, которые уже проникли на его территорию. Если это беженцы, а не экономические мигранты, то они защищены конвенциями — их нельзя просто выкинуть. Поэтому Евросоюз пытается демотивировать беженцев — у них отнимают все вещи, ограничивают срок пребывания и так далее. Но это плохо работает. Остро стоит также и вопрос неравномерного распределения миграционной нагрузки по странам ЕС. Поэтому нельзя говорить, что у Брюсселя на данный момент есть какая-то релевантная стратегия решения этого вопроса».

Хотя самая острая фаза европейского миграционного кризиса позади, в итоге он изменил политическую карту Европы. Недовольство наплывом беженцев привело к власти антимигрантские партии в Италии и Австрии, не говоря уже о странах Восточной Европы, которые изначально стояли особняком. В результате ЕС еще больше отдалился от солидарного решения кризиса: получившие власть популисты начали бороться с беженцами своими силами, зачастую в обход ранее заключенных договоренностей. Перед Меркель и Макроном стоит непростая задача снова привести европейскую миграционную политику к общему знаменателю.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Яндекс.Метрика