Home » Происшествия » Нравы СКР: бандитам возвращают часы, на неугодных коллег заводят дела

Нравы СКР: бандитам возвращают часы, на неугодных коллег заводят дела

Наверное, ни один процесс не наносил такого удара по репутации Следственного комитета РФ, как суд над полковником Михаилом Максименко. Слушаешь свидетелей — и тянет процитировать персонажа из рязановского «Гаража»: «Что за нравы в этом гаражном кооперативе! Хуже чем на рынке, честное слово!» Сговор экс-руководителя управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР с гангстером Шакро — это еще цветочки. Вчера пошли «ягодки» — про то как Максименко решал проблемы другого мафиози, Бадри Шенгелия. А еще как полковник якобы пытался убрать с поста руководителя Главного управления СКР по Петербургу Александра Клауса и других силовиков.

Нравы СКР: бандитам возвращают часы, на неугодных коллег заводят дела

53-летний Бадри Шенгелия, дававший вчера показания — личность известная в узких кругах: легендарный рейдер, «вор в законе», всегда активно сотрудничал со спецслужбами. Шенгелия отсидел всего раз и то недолго. После чего стал «профессиональным свидетелем», давая показания против других рейдеров в обмен на преференции и защиту от уголовного преследования. Обвинение считает, что Шенгелия заплатил Максименко 50 тысяч долларов, чтобы тот помог возбудить уголовное дело против сотрудников полиции, которые у него изъяли элитные часы Hublot после разгона «воровской сходки» в ноябре 2014 года в ресторане «Невская жемчужина». После этого Шенгелия написал заявление о краже в Следственный комитет. К делу подключились сотрудники собственной безопасности, но все окончилось безрезультатно.

Свидетель говорил грамотно, с чувством и со знанием дела. Было заметно, что он великолепно ориентируется в работе СКР, просто как рыба в воде.

— В 2007 году я познакомился с Максименко в Санкт-Петербурге в здании Следственного комитета, когда меня вызвали на допрос по делу о рейдерстве. Вскоре я начал сотрудничать со следствием и у меня начались нормальные отношения со следователями, в том числе и Максименко, — бравировал своими связями Шенгелия, попеременно демонстрируя руки в наколках.

Мужчина отметил, что «нормальные отношения» были не коррупционного характера — по просьбе сотрудников СКР «вор в законе» договаривался со свидетелями, привозил их в следственный отдел, где они давали показания.

— Несколько лет назад я приобрел часы Hublot, а люди полковника МВД Романа Полозаева изъяли их и таким образом похитили. В связи с этим я обратился в Управление собственной безопасности МВД. После чего они установили прослушки, проводили оперативные мероприятия. Оперативник, подполковник Виталий Федосов как-то мне сказал, что перехватил запись, в которой Полозаев кому-то сообщил, что в отношении меня применили санкции, когда забрали часы, — продолжал Шенгелия.

Разумеется, «вор в законе» не скрывал, что хотел отомстить Полозаеву. К тому же Федосов ему объяснил, что дело невозможно возбудить, так как «давление идет со всех сторон». Тогда Шенгелия вспомнил про Максименко и обратился к нему за помощью. Тот якобы назвал сумму вознаграждения за услугу в 50 тысяч долларов.

— Мы часто встречались с Максименко — в две недели один раз. Он мне сказал, что если дело не пролоббировать, то ничего не получится, — заявил свидетель. Кстати, все переговоры с правой рукой Бастрыкина «вор в законе» вел через закрытые каналы связи — специальные телефоны, местонахождения которых невозможно было отследить

По его словам, в конце 2015 года в гостинице «Пулковская» он передал Максименко наличность в чемодане.

— Меня встретил охранник и проводил на нулевой этаж. Потом мой охранник Загитов привез деньги из дома, и я их отдал Максименко. Деньги были в портфеле, достоинством по 100 долларов. Я поставил рядом с Максименко портфель и уехал. В обмен он мне дал копию постановления о возбуждении уголовного дела, — вспомнил Бадри.

Он даже запомнил, в чем был одет в тот день сановник СКР — в деловой костюм.

Со слов Шенгелия, Максименко двигали отнюдь не дружеские чувства. И даже не желание заработать 50 тысяч «зеленых» (действительно, пустяковая сумма для человека такого ранга). Подоплека была совсем другая.

— Максименко говорил мне до передачи денег, что дело хотели возбудить сначала на Полозаева, а потом на Александра Клауса (руководитель ГСУ СКР по Санкт-Петербургу — прим. Авт.). Дело в том, что у многих людей: моих друзей и знакомых были проблемы в СК, но Максименко их решить не мог из-за Клауса.

Возможно начальник УСБ СКР надеялся, что правоохранитель за свободу готов будет выдать какой-либо компромат на генерала Клауса, с котором Полозаев обсуждал большинство операций. В итоге СК возбудил уголовное дело в отношении полковника и уже было готово ходатайство об аресте Полозаева. Но в итоге уголовное дело в отношении полицейских отменила прокуратура, а часы Шенгелии никто не вернул.

Адвокаты Максименко восприняли показания автритета скептически. Они посчитали, что свидетель вводит суд в заблуждение и, возможно, заявление о взятке написал под диктовку ФСБ. Ведь на следствии Шенгелия утверждал, что часы у него не пропадали, а всю эту историю придумал сам Максименко, чтобы разобраться с неугодными ему людьми из правоохранительных органов. На сей раз Бадри ответил, что тогда опасался мести сотрудников МВД.

— Полозаев оказался не совсем простым человеком, я испугался его действий. На самом деле часы украли, но я не хотел в последнее время с этим связываться. Заявление на Максименко написал добровольно, — объяснил противоречивость показаний Шенгелия. Правда, тон его был неуверенным.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Яндекс.Метрика