Home » Происшествия » «Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Причина крушения Ан-148 в Раменском районе Подмосковья по-прежнему остается загадкой: сейчас все силы брошены на расследование трагедии. Россия вспоминает погибших: на борту был 71 человек. Мы поговорили с родными, близкими и друзьями жертв авиакатастрофы. Выяснилось, что роковым рейсом летели один из крупнейших специалистов по безопасности полетов, молодой, но уже очень известный экономист, юная стюардесса, которая много преодолела в жизни, чтобы осуществить мечту.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Среди погибших — житель Санкт–Петербурга, 79–летний Борис Александрович Кармалеев. Удивительное стечение обстоятельств — он летел в Орск, чтобы читать лекции по безопасности полетов.

Друзья рассказывают, что Кармалеев был родом из Новгородской области, из Старой Руссы, в свое время закончил летное военное училище ПВО, работал сначала заправщиком самолетов, потом летал на Ан-2. После увольнения в запас поступил в технический вуз, а потом еще и закончил Академию гражданской авиации в Ленинграде. Защитив кандидатскую и докторскую диссертации, возглавлял различные летные направления.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

— Борис Александрович работал в Целиноградском аэропорту пилотом, — рассказывает о его начале летной карьеры Нина Мирожниченко. Это была очень хорошая школа. Набравшись опыта, он стал командиром летного отряда в Алма-Ате, а потом и заместителем командира объединенного отряда. Потом Бориса Александровича перевели в Ульяновск.

Бывшие коллеги помнят его как инспектора в Алма-атинском управлении Гражданской авиации. По всем сложным вопросам они шли советоваться именно к Кармалееву.

— Борис Александрович сам разрабатывал методики по предотвращению авиационных происшествий, — рассказывает его коллега. – И вот такая смерть…

Коллеги сообщили, что Борис Александрович не должен был лететь в ту злополучную командировку в Орск, но заменил одного из преподавателей по его просьбе. У товарища по вузу возникли накладки с учебным планом.

— Борис всегда был безотказным, — говорит друг Кармалеева, Николай. – О нем можно много говорить: пилот-ас, талантливый наставник, один из лучших специалистов по безопасности полетов в стране. А погиб, будучи простым пассажиром, когда от него ничего не зависело. Был предан небу и остался в небе.

«Наш ангелочек» Настя и Вика, мечтавшая о небе

Среди членов экипажа разбившегося «Ан – 148» была бортпроводник Анастасия Славинская.

— Настя — из военного городка Светлого, Саратовской области, — рассказывает ее знакомая Александра. — Мы учились с Настей в параллельных классах. Это была очень добрая и озорная девушка.

В школе №2 поселка Светлый учителя вспоминают Анастасию, как вдумчивую, прилежную ученицу.

— Любимым предметом Насти была литература, — говорит ее одноклассник Алексей. – Она очень много читала, сходу могла выдать любую цитату.

— Еще она умела отлично ладить с людьми. Хоть с кем могла найти общий язык и помирить поссорившихся подруг. Про нее так и говорили: «Настя – миротворец», — дополняет сказанное Ольга.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Одноклассники рассказывают, что у Насти был брат. Мама их воспитывала одна.

После школы девушка поступила в Саратовский государственный аграрный университет имени Вавилова.

— Мы вместе успешно сдали экзамены в СГАУ. Два года учились на разных факультетах, а потом Анастасия решила выбрать другую специальность, перевелась в другой вуз, — рассказывает ее подруга Наталья.

Получив высшее образование в сфере рекламы, Настя отправилась в Москву, где закончила специальную школу бортпроводников. В 2011 году она стала работать в «Саратовских авиалиниях». Друзья говорят, что девушка могла выбрать любую авиакомпанию, но хотела быть почаще дома, возвращаться в родной Саратов. Она очень заботилась о своей маме.

— Мы звали Анастасию «Маленький ангелочек», — вспоминает Денис. — Я работал в службе организации перевозок, она — стюардессой. Настя откликалась на любую просьбу, была очень душевной и отзывчивой. Я ее не помню в плохом настроении. В ней жизнь била ключом. От Насти всегда исходил только позитив.

Коллеги говорят, что Анастасия Славинская была суперпрофессионалом, не раз поощрялась руководством компании. Много внимания уделяла саморазвитию, постоянно поддерживала физическую форму, занималась фитнесом.

— Она была лучшей напарницей, очень светлым человеком, — говорит ее коллега Юлия. – На Як-42, Embraer-190, Ан-148 успела налетать 2190 часов…

Бортпроводница Виктория Коваль — самая молодая из всех членов экипажа. Девушке было всего 22 года.

Друзья погибшей сплошным потомком оставляют комментарии на страничке Коваль. За сутки их набралось порядка сотни.

«Викуся, ты мечтала о небе. Небо всегда с тобой теперь. А мы, на земле. Помним, любим, скорбим».

«Наидобрейший человечек, всех любящий и прощающий. Всем готовый помочь. Бескорыстная и слишком честная. Мы все придем проститься с тобой».

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

— Вика была очень сильной и целеустремленной девушкой, — рассказывает подруга погибшей. — Она всегда мечтала о двух вещах — встретить настоящую любовь и работать стюардессой. Ни то, ни другое долго не получалось.

Она закончила школу, потом поступила в строительный колледж. Ее родители надеялись, что дочка образумится и забудет о профессии стюардессы. Они не одобряли ее выбор. Вика не обладала модельной внешностью, просто симпатичная девчонка. Но настойчивости у нее было не занимать. После колледжа она все-таки поступила на волгоградские курсы бортпроводников. И потом ее распределили в «Саратовские авиалинии».

В марте этого года Виктория Коваль должна была отметить год, как сбылась ее мечта стать стюардессой — в авиакомпании она проработала чуть меньше года.

— Сказать, что Вика боялась летать, ничего не сказать. — продолжает собеседница. — Особенно первые полеты ей давались непросто. После каждого рейса чуть ли не успокоительные пила. Волновалась сильно. Мы еще удивлялись, смеялись, спрашивали зачем ты выбрала эту профессию, если так боишься полетов? Она отвечала — я люблю летать, а страх уйдет со временем.

— Ушел?

— Страх до конца так и не ушел. Вика психологически все равно настраивалась перед каждым полетом. Талисманчик носила с собой, иконку. А еще она очень много ждала от 2018 года. Прочитайте ее предновогоднее послание…

Перед боем новогодних курантов, Виктория опубликовала пост в соцсети, подвела итоги: «Я благодарна Богу за каждый прожитый день, за то, что он поднял меня и не дал упасть. Под конец года я добилась многого. Я стала тем, кем всегда хотела быть. Я наконец-то летаю. Спасибо, что я стала сильной. Спасибо за то, что изменил мою жизнь в лучшую сторону. За то, что я чувствую вкус побед и радостей. 2018 год, я обещаю, ты будешь одним из самых моих счастливых в жизни».

Командир Валерий Губанов: был «афганцем», налетал 5 000 часов

Командир разбившегося воздушного судна — 51-летний Валерий Губанов. Семья мужчины проживает в Тамбове. Городские власти сейчас оказывают семье всю необходимую помощь. В понедельник утром вдова, дочь и зять погибшего выехали в Москву.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Валерий Губанов был военным летчиком, «афганцем». После увольнения из армии работал и жил в Тамбове. После перешел в гражданскую авиацию. Губанов не светился в соцсетях, не любил публичность. Знакомые характеризуют его, как опытного, высокопрофессионального пилота и ответственного человека. На его счету 5 тысяч часов налета, из них почти половина на Ан-148.

В списке погибших и авиационные техники Олег Сергеев и Андрей Ревякин. По информации информагентства «Свободные Новости», на минувшей неделе Ревякин был награжден памятным нагрудным знаком к 95-летию авиации, как один из опытнейших работников авиационно-технической базы. Мужчина специализировался на обслуживании радионавигационного оборудования. В этом году Андрей Аркадьевич отметил бы 50-летний юбилей. В Саратове у него остались жена и взрослый сын.

Авиатехник Олег отвечал за работу двигателей и планера. В саратовский аэропорт он пришел работать в 1988 году. В этом году он планировал широко отметить 30-летие своей летной деятельности.

«Алексей мог изменить ситуацию в России к лучшему»

Алексею Никитченко было всего 29 лет. Но, несмотря на достаточно молодой возраст, мужчина смог построить успешную карьеру в экономической сфере.

— Алексей был одним из самых подающих надежды молодых экономистов, из тех, кто был способен изменить ситуацию в России в лучшую сторону, — считает деловой партнер и товарищ погибшего Никита Исаев. — Мы с ним достаточно плотно взаимодействовали по линии министерства экономического развития, когда Алексей еще трудился в научно-исследовательском институте. Впоследствии же он решил пойти самостоятельным путем и открыл свою фирму, которая занималась привлечением инвесторов в регионы.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Алексей достаточно много летал по стране, после Орска собирался в Калининград — там курировал проект по строительству жилого микрорайона.

— Несмотря на то, что по большей части с Алексеем мы встречались в рамках деловой программы, он всегда находил место для шутки, для неформальной беседы. Про таких говорят «настоящий». Не представляю, что сейчас испытывает его супруга, у них ведь недавно родился малыш…

Знакомые Алексея рассказывают, что в юности мужчина попал в серьезную автомобильную аварию. Долго восстанавливался, но смог оправиться после травмы.

— Алексея никто не помнит без улыбки, хотя график у него был напряженный, из командировок он не вылезал, работал 24 часа в сутки. При этом хватало времени и на спорт, плавал по несколько километров. С ребёнком в свободное время не вылезал из бассейна. Ярый футболист и участник интеллектуальных игр, — таким Алексея запомнил его друг и коллега Владимир Буев.

«Доктор с большой буквы»

Попала в тот злополучный 730 рейс «Москва – Орск» и 53–летняя Людмила Ковчуга.

— Людмила работала врачом-стоматологом в элитной стоматологической клинике в Орске, — рассказывает ее сестра Елена. — Всех одноклассников и друзей лечила и протезировала бесплатно. А в прошлом году Люда получила премию «100 лучших предпринимателей России».

Ее дочь пошла по стопам мамы, поступила в Институт Дружбы народов, тоже планировала в будущем стать стоматологом. Людмила как раз к дочке и летала в Москву. Но домой так и не вернулась…

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Коллеги называли Людмилу Сергеевну «наше Солнышко». Сейчас они никак не могут поверить, что она больше не войдет в свой кабинет, не подбодрит медсестер, не подскажет молодым докторам, как поступить в сложном случае… У нее на столе осталась лежать кипа важных бумаг. У Людмилы были большие планы на будущее.

— Страшно подумать, что ей довелось пережить перед гибелью, — говорит ее коллега Ирина. — Они ведь только 4 минуты были в воздухе, потом случился отказ двигателя, пожар, резкое снижение…

Пациенты говорят о Людмиле Ковчуге: «Это Доктор с большой буквы. Очень внимательный и знающий специалист». «У Людмилы Сергеевны – золотые руки. Побольше бы было таких врачей». «Всю жизнь боялся ходить к стоматологам. А после визита к Людмиле Ковчуге этот страх прошел. Мы даже подружились. Она не только отличный врач, но и добрейшей души человек, всегда была жизнерадостная, оптимистка. Хороших людей Бог быстро забирает…»

«Родители гостили у нас три месяца»

На борту АН-148 оказался депутат горсовета Норильска Сергей Панченко.

— Сергей — это человек, который открыл Крайний Север для множества актеров, режиссеров, журналистов, фотографов и других деятелей культуры и искусства. Он воплощал в себе гостеприимство. Благодаря ему север не казался таким уж суровым, рядом с ним всегда было тепло, весело и интересно. У него всегда была масса планов, идей и задач. Этот человек очень многое делал и слишком многого не успел. Потерять его — трагедия для всех, кто с ним дружил и работал, — вспоминает коллега погибшего Марина Смирнова.

«Женя успел сделать с папой селфи»: судьбы жертв крушения Ан-148

Евгений Коротков — сотрудник компании «Европетролиум», с коллегами летел в Орск на завод — специалисты должны были проконтролировать работу сотрудников из ЮАР.

— Мы родом из Рязани, — говорит мама Елизавета Васильевна. — Сын был в отпуске до воскресенья, проводил его дома со мной. Своей семьи к 39 годам создать не успел…

В компании Женя работал менеджером, в Орске, как он рассказывал, смотрел, как коллеги из ЮАР варят трубы. О беде мне сообщил Женин начальник — позвонил в 16.00. С дочкой ждем машину — нас отвезут в Раменский район, чтобы взять анализы для генетической экспертизы. Сказали, через 5-7 дней все будет готово. Хоронить сына будем на нашем кладбище в Рязани.

У пенсионеров Анатолия и Татьяны Карпухиных (им было 68 и 67 лет) в московском регионе живут две дочери — Лариса и Елена. Вот что сестры рассказали правозащитникам:

— В этом году родители гостили у нас 3 месяца. У мамы в свое время операцию на сердце в Бакулевском институте сделали, кардиостимулятор поставили, а ежегодно она должна была проходить обследование здоровья. Она в ездила в институт, а также с внуками помогала — один недавно появился на свет. В воскресенье мы проводили родителей на самолет, в последний раз с отцом созванивались в 14.00, прямо перед вылетом попрощались. Мы ждали, что они долетят, как вдруг одноклассница стала писать, что в области упал самолет.

Наши опасения подтвердились — позвонили из МЧС. Родители были заслуженными людьми: мама — педагог, ветеран труда, отец — наладчик, проработал на заводе всю жизнь…

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Яндекс.Метрика