Home » Экономика » От повышения МРОТ проиграли обычные россияне

От повышения МРОТ проиграли обычные россияне

Инициативы об ускоренном уравнивании минимального размера оплаты труда (МРОТ) с прожиточным минимумом стали преподноситься властями чуть ли не в качестве главного достижения их социальной политики. Вот, должны сделать вывод люди, это и есть реальная забота о том, как живет народ. Вот оно, свидетельство достижений неустанного внимания властей к уровню жизни трудящихся.

От повышения МРОТ проиграли обычные россияне

Что же, мера и вправду, казалось бы, замечательная. Неужели могут быть какие-либо сомнения? Могут, и у меня они есть.

Но сначала о том, почему вдруг на самом верху озаботились решением задачи повышения МРОТ. Первая причина, что называется, на поверхности: приближающиеся президентские выборы. Напомню, что закон о поэтапном повышении МРОТ до прожиточного минимума был принят в конце минувшего, 2017 года: сначала с 1 января 2018 года прежний МРОТ (7800 рублей в месяц) подняли до 9489 рублей в месяц, что составило 85% от прожиточного минимума; а с 1 января 2019 года МРОТ и прожиточный минимум должны были сравняться. Однако уже в текущем январе властями было принято другое решение: не дожидаясь 1 января 2019 года, приравнять МРОТ к прожиточному минимуму уже с 1 мая 2018 года, в результате чего минимальный размер оплаты труда должен достигнуть 11 163 рублей в месяц (величины прожиточного минимума во II квартале 2017 года).

Многие, наверное, не без оснований скажут: ну и пусть все эти решения связаны с выборами, лишь бы народ от этого выиграл. Но не только президентские выборы в марте 2018 года подтолкнули власти к такому решению. Была еще одна важная причина. Прошедший 2017-й был четвертым годом подряд, когда официальная статистика фиксировала падение реальных располагаемых денежных доходов населения. Представляете: с 2014-го по 2017-й уровень жизни населения непрерывно снижается: суммарно за эти годы реальные доходы упали примерно на 11%. То есть уж и кризис, как говорят власти, давно прошел, и экономика «набирает обороты», а уровень жизни людей падает. Спрашивается: кому и зачем нужен такой декларируемый экономический рост, если реальные доходы населения падают? Мне, например, это совсем непонятно, потому что убежден: экономический подъем без роста доходов населения не нужен.

Что же властям делать с этими «ножницами»: экономика вроде как растет, а население беднеет? Вот и решение: повысим МРОТ до прожиточного минимума, а потом еще ускоренно повысим… И никто не будет так уж сильно обращать внимание на падение реальных доходов населения. Но если в пропагандистском плане задача и вправду, похоже, решается, то содержательно, по существу — вряд ли.

Кстати, первое доказательство обоснованности таких сомнений состоит в том, что ведь и раньше МРОТ повышался, а реальные располагаемые денежные доходы населения все равно падали. К примеру, с 1 июля 2016 года МРОТ был повышен до 7500 рублей в месяц, а с 1 июля 2017 года — до 7800 рублей в месяц. Но снижение доходов это не остановило.

История вопроса, безусловно, важна, но не менее важен анализ того, к чему приведут нынешние решения. Итак, с 1 мая 2018 года МРОТ будет составлять не 9489 рублей в месяц, а 11 163 рубля в месяц, то есть на 1674 рубля больше. Означает ли это, что у 4 млн человек, которые, по оценке властей, сегодня получают минималку, зарплаты увеличатся именно на эту величину? Нет, совсем нет!

И раньше, и сейчас многие работники, которые официально получают минималку, на деле имеют больше. Делается это по простой причине. Официально устанавливая своим сотрудникам минимальные оклады (реально при этом выплачивая гораздо больше «в конвертах»), работодатели экономят на социальных платежах, составляющих 30% от фонда оплаты труда.

То есть здесь арифметика простая. Есть у работодателя, условно говоря, 20 тыс. рублей в месяц на каждого работника (вместе с социальными платежами и с подоходным налогом). Одно дело, если он эти выплаты будет производить с официальных 9489 рублей в месяц, и другое дело, если это будут выплаты уже с 11 163 рублей в месяц, а остальное будет доплачивать «в конверте». Но у работодателей нет этих дополнительных денег, и они просто вынуждены будут «в конвертах» доплачивать меньше, вот и все.

Возможен, конечно, идеальный вариант: работодатель изыщет необходимые средства и на повышение минималки, и на выплату социальных платежей, а также фактически подоходного налога. Однако при оценке подобных перспектив мы должны учитывать нынешнее финансовое состояние отечественных компаний, а оно в 2017 году оказалось заметно хуже по сравнению с 2016-м: сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) российских компаний за январь–октябрь прошлого года был, по данным Росстата, на 5,3% меньше по сравнению с соответствующим показателем за тот же период позапрошлого года. Добавим к этому и тот факт, что осенью 2017 года до рекордного уровня, начиная с кризиса 2009 года, выросло число банкротств в российской экономике.

Мы просто обязаны при принятии решений, затрагивающих финансовые интересы предприятий, учитывать подобные данные, а не просто исходить из весьма спорных утверждений о том, что кризис закончился и начался экономический рост.

Так вот, если опираться на цифры, а не на слова, становится понятно, что вероятность разного рода идеальных вариантов явно невелика. Зато вполне просматриваются другие варианты для работодателя, кроме как урезание зарплаты работникам: сокращение персонала, перевод на 0,5 ставки или еще больший увод бизнеса в тень.

Таким образом, получается, что государство от всей этой акции по уравниванию минималки и прожиточного минимума с 1 мая 2018 года однозначно выигрывает, получая дополнительные налоги; работодатель, скорее всего, остается при своих; а работники рискуют проиграть, потому что из-за выросших налогов на руки они будут получать меньше или их переведут на неполную ставку, а то и вовсе сократят. Статистически это немного улучшит ситуацию с динамикой реальных располагаемых денежных доходов населения, но фактически положение вещей для многих работников станет еще хуже.

Впрочем, на утверждение о том, что государство от всей этой акции однозначно выигрывает, мне могут резонно возразить, что на повышение зарплаты работников бюджетной сферы потребуются деньги — и они, конечно же, найдутся. То есть государству придется дополнительно раскошелиться. Это так, доказательством чему являются и цифры из финансово-экономического обоснования к федеральному закону, которым уже с 1 января 2018 года был повышен МРОТ до 9489 рублей в месяц: суммарные расходы на повышение зарплат работников бюджетной сферы в 2018 году составят 26,2 млрд рублей, причем треть бюджетных расходов возвратится в бюджетную систему в виде уплаты страховых взносов в государственные внебюджетные фонды и подоходного налога с физических лиц. Но мы также должны учесть, что и частный сектор (в той части, в какой его это коснется) также будет платить больше и страховых социальных платежей, и подоходного налога. В результате возврат государству суммарно составит примерно 35 млрд рублей. Нетрудно подсчитать, что государство действительно получит больше, чем потратит, и для повышения МРОТ с 1 мая 2018 года подобное утверждение также справедливо в полной мере.

Какие еще могут быть возражения против сказанного выше? Ну, к примеру, такие: у нас действительно есть миллионы людей, которые реально до 1 января 2018 года получали 7800 рублей в месяц, а с Нового года стали получать 9489 рублей в месяц — без всяких дополнительных «конвертов». Напомню, что речь идет о месячной заработной плате работника, полностью отработавшего норму рабочего времени в рамках своих должностных обязанностей. То есть это не полставки, не четверть ставки, и речь не идет только о «голой» ставке оклада.

Конечно, работники, реально получающие одну лишь минималку, в России есть, и они выиграют. Но таковых не так уж много — вряд ли счет их идет на миллионы, как фиксирует официальная статистика.

Так что же, МРОТ вообще не надо подтягивать до уровня прожиточного минимума? Надо, конечно. Но требуется просчитывать реальные последствия для работников, ради которых все это вроде как и делается.

Кстати, в рамках этой большой проблемы есть интересный отдельный вопрос: как корректно рассчитывать прожиточный минимум. А то 11 163 рубля в месяц — это, конечно, «мощный» минимум. Так и хочется сказать тем, кто его устанавливает: попробуйте сами пожить месяц на такие деньги…

Напомню, что задача преодоления бедности в стране была поставлена в президентском Послании Федеральному собранию еще в мае 2003 года, то есть 15(!) лет назад. И она до сих пор не решена: в стране, по официальной статистике, около 20 млн человек сегодня живут ниже черты бедности. Интересно, что в том же президентском Послании помимо задачи преодоления бедности в числе важнейших были также названы: увеличение валового внутреннего продукта в два раза и модернизация Вооруженных сил. Удвоение ВВП к 2010 году тоже благополучно провалили. Получается, что из трех важнейших задач две точно не решены.

Повышение МРОТ до прожиточного минимума — правильная в принципе мера — вряд ли сильно поможет решению задачи преодоления бедности, потому что по-прежнему отсутствует требуемая системность, а последствия принятого решения не просчитаны.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *



Яндекс.Метрика